Неудачная кража коммерческой тайны Coca–Cola

Двенадцать лет назад недовольная сотрудница Coca–Cola попыталась продать конкуренту Pepsi сверхсекретные документы компании. Эта история в целом напоминает плохой шпионский роман.

Жарким летним днём 2006 года Ибрагим Димсон быстро шёл по зданию Международного аэропорта Хартсфилд–Джексон в Атланте, держа в руках жёлтую коробку из–под печенья, набитую 50 — и 100–долларовыми купюрами на общую сумму $30 тысяч.

За несколько минут до этого он вручил Джерри, человеку, который представился руководителем Pepsi, сумку Armani Exchange, содержащую десятки украденных документов Coca–Cola и флакон с секретной формулой — всё это с пометкой «Строго конфиденциально».

Всё шло по плану. У Димсона и его источника, работавшего в Coca–Cola, были сотни коммерческих секретов, которые они планировали продать Pepsi, и это было только начало.

Но была одна проблема: Джерри не был тем, за кого себя выдавал — Димсон и его сообщники не подозревали, чем всё это обернётся для них в скором времени.

Недовольная сотрудница

Для Coca–Cola секретность – это суть корпоративной культуры.

Сотрудники регулярно подвергаются проверкам безопасности. Камеры видеонаблюдения находятся по всем углам здания. Оригинальная формула кока–колы предположительно заперта в хранилище; и только два человека на Земле знают о ней, при этом летают они на разных самолетах – на случай авиакатастрофы.

Бывший генеральный директор Coca–Cola Мухтар Кент стоит перед хранилищем, в котором предположительно хранится секретный рецепт кока–колы

В этой сверхсекретной культуре Джоя Уильямс была образцовой сотрудницей.

Будучи дочерью церковного дьякона и директора воскресной школы, она 3,5 года проработала на крупнейшем разливочном заводе Coca–Cola, а в 2005 году присоединилась к корпорации. Как административному помощнику руководителя маркетингового отдела, ей доверили конфиденциальные электронные письма, внутренние документы и ещё не выпущенные продукты.

Но спустя 14 месяцев работы с годовым окладом в размере 50 тысяч долларов ей начало казаться, что с ней «обращаются несправедливо», и она придумала план, чтобы нанести удар в спину.

Вынашивание плана

В конце 2005 года Уильямс была представлена другу знакомого по имени Эдмунд Духани. Сорокалетний отец троих детей, Духани только что вышел из тюрьмы по обвинению, связанному с наркотиками, и искал работу.

Уильямс сказала ему, что у неё есть доступ к «строго засекреченным» документам Coca–Cola, которые, вероятно, представляют немалую ценность для главного конкурента компании, Pepsi, но она подписала соглашение о неразглашении, поэтому не могла предоставить их сама.

Ей нужен был посредник, и Духани знал такого человека: это был его приятель Ибрагим Димсон, молодой мошенник и самопровозглашённый «обольститель», с которым он познакомился в тюрьме.

Под псевдонимом «Дирк» Димсон отправил письмо (в официальном конверте Coca–Cola) старшему вице–президенту Pepsi, в котором утверждал, что является высокопоставленным руководителем Coca–Cola, имеющим доступ к «чрезвычайно секретным» коммерческим секретам.

Восстановленная копия письма Димсона (он же «Дирк»), отправленного в Pepsi

Две недели спустя, к превеликому удовольствию Джои Уильямс, Димсону позвонил предполагаемый сотрудник PepsiCo по имени «Джерри». Он заинтересовался предложением Димсона и попросил его предоставить доказательства.

Димсон отправил Джерри по факсу 14 страниц документов Coca–Cola – почти все с пометкой «конфиденциальная информация» или «строго засекречено» – и сказал Джерри, что ему нужно перевести деньги на конкретный банковский счёт, чтобы доказать свои серьёзные намерения.

Вскоре после этого он получил перевод в размере пяти тысяч долларов.

Большие деньги

Джоя Уильямс имела доступ не только к документам (презентации, электронные письма, предложения по разработке), но и к фактическим образцам продуктов, которые находились в разработке.

Однажды поздно вечером в штаб–квартире Coca–Cola — огромном современном здании в центре Атланты – Уильямс набила сумку папками с секретными документами и маленьким флакончиком «секретного» продукта, находившегося в стадии разработки.

Документы и флакончик были переданы Димсону, который убедил Джерри купить их за 75 тысяч долларов с просьбой заплатить 30 тысяч наперёд, а остальное отдать позже, после проведения проверок.

Штаб–квартира Coca–Cola в Атланте

В середине июня они встретились в здании Международного аэропорта Хартсфилд–Джексон в Атланте, где средь бела дня Димсон передал коричневую сумку Armani Exchange, полную добра, в обмен на коробку из–под печенья, набитую наличными.

Димсон покинул аэропорт, сел в машину вместе с Духани и отправились в Декатур (штат Джорджия), где они разделили деньги: 2000 долларов – Духани, 6000 – Уильямс, а 22000, самую большую часть – Димсону.

Однако всё было впереди. Через 10 дней Джерри позвонил Димсону и предложил 1,5 миллиона долларов за оставшиеся коммерческие секреты.

Троица была вне себя от счастья…

Однако Джерри на самом деле не был руководителем Pepsi: он был агентом ФБР Джеральдом Рейхардом.

Несколькими месяцами ранее представители Pepsi получили первое письмо от троицы и сразу же отправили его в Coca–Cola, сообщив об утечке. В свою очередь, руководители Coca–Cola решили привлечь ФБР для тайного расследования.

5 июля 2006 года Уильямс, Димсон и Духани были арестованы по обвинению в мошенничестве и незаконной краже и продаже коммерческой тайны.

Иллюстрация с изображением Духани (слева), Уильямс (в центре) и Димсона (справа) в суде

В ходе быстрого судебного разбирательства Духани и Димсон были приговорены к 2 и 5 годам тюремного заключения, соответственно. «Всё умерло, даже не начавшись», – жаловался Духани в суде. Это была не больше, чем просто фантазия, как сказал он.

Уильямс первоначально отрицала обвинения и утверждала, что её «обманули», но столкнувшись с непреодолимой кучей доказательств, она была вынуждена провести 8 лет в тюрьме. «[Это] похоже на шпионский роман», – сказал адвокат Уильямс журналистам.

В коле и на войне все средства хороши

«Мы сделали то, что на нашем месте сделала бы любая ответственная компания, – позднее заявил представитель PepsiCo. – Конкуренция может быть жёсткой, но она должна быть справедливой и законной».

Да, конкуренция, безусловно, была жёсткой: в конце XIX века Coca–Cola и PepsiCo вели долгую борьбу за рынок.

Они развёртывали крупные рекламные кампании, организовывали масштабные слепые дегустации и устраивали маркетинговые дуэли, настолько свирепые, что СМИ окрестили их «войнами колы». Во время корпоративных «митингов» 80–х годов бывший генеральный директор Coca–Cola надел военную форму и демонстративно разбил бутылку Pepsi о землю.

Но 13 лет назад Pepsi не стала даже рассматривать возможность получить коммерческую тайну своего главного конкурента – и сегодняшние фирмы могли бы извлечь из этого урок.

За последнее время многие громкие конкуренты были обвинены в краже коммерческих тайн: Uber якобы украл информацию у Waymo, Samsung – у другого производителя чипов, TSMC, а Facebook обязали заплатить 500 миллионов долларов компании виртуальной реальности ввиду обвинений в краже интеллектуальной собственности.

Метки: # #

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *